Счастье пришло с годами

01.02.2017

Свидание в пансионате для пожилых людей

Всю жизнь Любовь Денисовна боялась.

Боялась за своих мужчин – оба ведь были военными, офицерами. Муж – танкист. Сын – подводник. А еще боялась за дочь, которая вышла замуж за литовца. Годы… десятилетия страха… И хоть повидала в своей жизни Любовь Денисовна и гейзеры Камчатки, и бесконечные поля Украины, и рыцарские замки, а все равно не могла представить себе, что будет радостно и с предвкушением чего-то нового и волнующего смотреть из окна такси на невысокое аккуратное здание, у которого машина только что остановилась.

Расплатившись с водителем, Любовь Денисовна с сомнением посмотрела на огромный свой чемодан. Дотащит ли?.. И взглянула на часы – опоздать никак нельзя. Ну да время еще есть…

Любовь Денисовна была родом из казацкого селения, основанного в 17 веке. Там до сих пор, уже в веке 21-ом, вместо названий улиц местные жители используют номера сотен: «Магазин на первой сотне», «Тамарка с шестой сотни» и т. п. Но возвращаться на малую родину Любовь Денисовна не захотела – решила осесть в мегаполисе, о жизни в котором мечтала все годы, когда мотало ее вместе с мужем по бескрайним просторам Союза. Когда в конце 80-ых стало понятно, что прибалты будут отделяться, – по службе мужа их занесло в Вильнюс – Любовь Денисовна с супругом, который как раз вышел на пенсию, собрали пожитки, уместившиеся в один морской контейнер, продали квартиру и подались в столицу, где и осели. Увы, времена наступили суровые. Муж тяжело воспринял распад СССР, стал регулярно выпивать, что отразилось на его здоровье. В середине 90-ых сердце отставного полковника не выдержало, и Любовь Денисовна осталась одна.

Дочь же не поддалась на уговоры и уезжать из Вильнюса отказалась, потому что вышла там замуж. Говорит вот постоянно, что дела у них с мужем не очень, бизнес идет и вообще. Но ребенка – внучку Любовь Денисовны – отправила учиться в Англию. Откуда та раз в неделю звонит бабуле по скайпу. Да и сын с дочерью звонят. Для каждого есть свой день и свое точное время для общения. Для того Любовь Денисовна ноутбук и купила. Ей прямо в магазине установили нужную программу и показали, как пользоваться. Вот и пользовалась с тех пор, чтобы поговорить о том, о сем с родными, которые за тысячи километров.

– Разрешите вам помочь? Скажу предупреждаю: отказы не принимаются! – К Любови Денисовне подошел  статный богатырь двух метров ростом, очень похожий на ее сына Олега.

– Вы случайно на флоте не служили? – не удержалась от вопроса.

– Нет! – богатырь рассмеялся, будто пушинку подхватив тяжеленный чемодан. – Я и плавать умею только по-собачьи!

Глядя на него, Любовь Денисовна покачала седой головой. И как только сын помещался в подводной лодке? Кап-два на атомном подводном крейсере, бухта Гремиха, а нынче  неплохая должность на таможне в Калининграде – все это про ее Олега… Любовь Денисовна чуть в больницу не слегла, когда узнала о той аварии. Реактор вышел из строя, сын упал в отсеке и сломал себе ребра, а потом лодка всплыла рядом с Англией, куда еще не ездили учиться дети из Союза, и под надзором вертолётов и разведывательных самолётов двинула домой на дизеле… Международный скандал был жуткий. К тому же из-за выброса радиации не весь экипаж остался здоров. Но Олег – молодец, ничего вообще, весь в отца, ни один волос даже не выпал. Только после того похода он курить начал. На пенсию ушёл в 32. Но Любовь Денисовна только рада была, потому что это не дело, когда мужчина по полгода под водой, а жена остается одна…

– А вы женаты? – зачем-то вдруг спросила Любовь Денисовна у богатыря с чемоданом.

Тот если и удивился, то виду не подал.

– Даже девушки сейчас нет. Так что можете приглашать на свидание. – Богатырь улыбнулся, и на щеках его появились задорные ямочки, прямо как у мужа Любови Денисовны. – Меня кстати Вадимом величают! А вы – Любовь Денисовна?!

Она кивнула. Вот точно – будто муж рядом. Молодой лейтенантик, которому всего ничего до выпуска из Харьковского танкового училища, с которым отношения вот-вот будут оформлены, а пока что он так красиво ухаживает, дарит цветы, водит в кино… Которому еще несколько лет до той «заграничной командировки», затянувшейся почти на два года…  Кстати, про Африку муж вообще ничего не рассказывал. Разве только если хорошенько выпив горькой – тогда мог выдать что-нибудь про зубастых рыб, которые водились в мутных реках, про странные местные обычаи, про грязь, жестокость и нищету. И никогда – про войну, про то, что сам делал там, какие приказы выполняли его сослуживцы, которых вообще там как бы и не было… Даже в страшном хмелю молчал, а Любовь Денисовна и не расспрашивала, потому что чувствовала: нельзя, эта тема – табу вовсе даже не потому, что муж дал подписку о неразглашении…

– Вот мы и пришли! – Богатырь Вадим распахнул перед Любовью Денисовной дверь. – Добро пожаловать!

Внутри было просторно и уютно. Хорошая чистая комната с новой мебелью. Светлая. Кровать, стол, два стула, тумбочка, шкаф… Беглого взгляда хватило, чтобы понять: ей здесь нравится.

– Извините, постельного белья нет! Не досмотрел! Сейчас принесу! – Вадим тут же умчался.

С ноутбуком Любовь Денисовна, помнится, быстро разобралась. Ничего сложного. Она вообще с техникой всегда была «на ты». Так что, вытащив из чемодана серебристый портативный ПК, Любовь Денисовна быстро подключилась к местной сети Wi-Fi, пароля к которой не требовалось. И, взглянув на часы, – отлично, минута в минуту! – запустила скайп.  И тут же пришлось отвечать на видеовызов. На экране появилось лицо женщины немного за сорок. Любовь Денисовна как обычно засмотрелась на дочь – каштановые волосы, печальные красивые глаза, чувственные губы – и не сразу отреагировала на приветствие.

– Ах, да… Здравствуй, Леночка. Как там у вас дела? Как бизнес?

У дочери и ее мужа в Литве была сеть бензоколонок. Поэтому Леночка что-то принялась рассказывать про кризис, цены на нефть, сорванные поставки и кучу разных проблем. Слушая дочь, Любовь Денисовна всякий раз удивлялась, как той с такими вечными финансовыми неприятностями удается денег заработать хотя бы на хлеб, а не то что на учебу внучки в Англии.

– Как всегда все плохо, да, Леночка? Бросай уже своего Йонаса. Чего ты с ним возишься столько лет? Найди нормального мужика и…

На экране ноутбука Леночка покосилась в сторону, и Любовь Денисовна поняла, что Йонас, ее дорогой любимый зять, рядом с дочкой и все слышит. Тем лучше.

– Мама, мы уже это обсуждали… Я не хочу говорить на эту тему. Ты же прекрасно знаешь, как я люблю… – Леночка вдруг сменила тему: – Ты что, ремонт сделала? Не узнаю комнату…

– Я как раз хотела с тобой об этом поговорить.

Но обсудить все спокойно не получилось, потому что в комнату ворвался Вадим с охапкой постельного белья и еще с халатом. Не постучавшись, кстати, вошел. Впрочем, дверь и так и была чуть ли не нараспашку.

– Любовь Денисовна, от лица нашего коллектива и от своего собственного лица приношу извинения. И рад приветствовать вас в стенах…

– Кто это?! – Леночка произнесла вопрос таким голосом, что Вадим замолчал, не договорив, и уставился на экран ноутбука.

– Знакомься, дочь, это Вадим. Вадим, это моя дочь Леночка.

– Что он у тебя делает?!

– Леночка, не беспокойтесь, все хорошо! – заявил Вадим. – Я просто принес тут всякое… Пододеяльник, простыню для постели… И вообще, поверьте, это отличный пансионат для пожилых людей! Вашей маме у нас так понравилось, что она уже на свидание собралась!

– На свидание? – Дочь нахмурилась. – С кем?

– Со мной! – Вадим обворожительно улыбнулся, но Леночку обаять не смог.

Взгляд у нее стал такой же ледяной, как тогда, когда отказалась уезжать из Литвы.

– Мама, это правда?!

Сообразив, что ляпнув что-то не то, Вадим ретировался. А Любовь Денисовна принялась объяснять дочери, что насчет свидания, конечно же, шутка, не более того, и что она не дома, квартиру теперь сдает, а сама вот только вселилась в приятное заведение, где ей за символическую ежемесячную плату – пенсии и денег за аренду квартиры хватит с головой – будут оказывать уход…

Судя по взгляду дочери, та матери не поверила.

Щепотка соли

Где бы Любовь Денисовна ни оказывалась, с соседями она всегда устанавливала нормальные отношения, но не более. Панибратства не терпела. На попытки занять у нее денег или щепотку соли отвечала мягкими, но решительными отказами. Гарнизонные дамы уважали ее, но не любили. К тому же в молодости она была настоящей красавицей, что притягивало взгляды мужчин, которым она, кстати, не девала ни единого повода для поползновений. И все же это не делало ее желанной гостьей в женских коллективах. Так что подруг у Любови Денисовны никогда не было. Да уже и не будет…

Когда за окном стемнело, в дверь постучали.

– Можно?

– Входите. – Любовь Денисовна отложила книгу и приподнялась на локтях на кровати.

В комнату как-то подчеркнуто осторожно вошла невысокая женщина, ровесница Любови Денисовны. Несмотря на почтенный возраст, лицо ее украшал умеренный макияж, а волосы были аккуратно уложены косой вокруг головы.

– У вас щепотку соли… Шучу! – Гостя запрокинула голову и неожиданно звонко расхохоталась. – Видели бы вы свое лицо! Я сама терпеть не могу навязчивых попрошаек! Меня Мария зовут, я соседка справа, через стену от вас. Не буду докучать, уже ухожу. Но если захотите поболтать или прогуляться по территории, обращайтесь. Я с удовольствием.

– Понятно. Спасибо. – Любовь Денисовна выбрала такой тон, чтобы у соседки не осталось никаких иллюзий по поводу совместных прогулок. Она не за тем уехала из столицы, чтобы сидеть на лавочке – еще чего не хватало! – и сплетничать.

В последнее время Любовь Денисовна стала замечать, что ей тяжело стало ходить в магазин, носить домой продукты и готовить. Из-за рассеянности она не раз уже забывала выключить плиту, из-за чего потом приходилось проветривать полную дыма квартиру. Возраст давал о себе знать. И то, что Любовь Денисовна освоила несколько простейших манипуляций с ноутбуком, мало что значило – старость давала о себе знать с каждым днем все сильнее. Любовь Денисовна осознавала, что может – не специально, конечно! – устроить пожар или же забыть выключить газ… Она понимала, что непоправимое лично с ней могло случиться в любой момент – например, по пути из магазина. А дети с внуками далеко, за тридевять земель… И никто не поможет.

И потому, когда она стояла в супермаркете в очереди к кассе и услышала от немолодой уже пары о том, как они определили отца в чудный дом престарелых, где просто отличные условия, Любовь Денисовна не преминула расспросить парочку подробней. Ей дали номер телефона. В тот же день она позвонила…

Перед сном дверь запирать Любовь Денисовна не стала – кому нужна старуха, что у нее можно взять? Просто положила книгу на тумбочку и выключила светильник.

Счастье, оно рядом

 – Ну нельзя же так врываться, вы что?! – сквозь сон услышала Любовь Денисовна.

А потом начался балаган. В ее комнату ввалилась Леночка, следом за ней ворвался Вадим. Дальше – больше. Внутрь вошел Олег, завершала процессию внучка.

– Привет, бабуль! – Она помахала рукой Любови Денисовне, которая решила, что все это ей наверняка снится.

– У нас приличный частный дом престарелых! Что вы себе позволяете?! Я полицию вызову! – Вадим угрожающе взмахнул руками перед лицом Леночки.

– Нет, это я вызову полицию! Аферист! Моя мама – старая женщина, а вы хотите воспользоваться…

Вот тут Любовь Денисовна поняла, что все происходит наяву.

– Все – вон, – сказала она спокойно и даже тихо, но ее услышали.

Перепалку тут же прекратилась. Первой из комнаты выскочила внучка. За ней потянулись остальные.

– Ждите меня во дворе, скоро спущусь, – велела Любовь Денисовна.

Совершив все необходимые утренние процедуры и одевшись, она спустилась к скамейкам во дворе, на которых разместилось почти все ее семейство (не было невестки с зятем, тем лучше). Неподалеку у елей, от которых приятно пахло хвоей, нетерпеливо перетаптывался Вадим.

Выяснилось, что после беседы с матерью по скайпу Леночка связалась со всеми и велела мчаться в Москву немедля, потому что Любовь Денисовна явно попала в беду, ее надо выручать. У квартирантов Леночка узнала координаты пансионата (Любовь Денисовна оставила на всякий случай – для экстренной связи). И вот семейство, дружно купив билеты на самолеты, прямо из аэропорта на такси примчалось к дорогой маме и бабушке.

– Со мной все в порядке, – заверила дочку, сына и внучку Любовь Денисовна. – Зря ты, Леночка, всех на уши подняла.

– Так не я же на свидание собралась! И намеки эти его грязные намеки про постель!.. – Леночка кивнула на Вадима, который тут же всплеснул руками, но оправдываться не стал.

– Постельное белье, Леночка. Оно, кстати, чистое было. Не грязное.

– Да какая разница, мама?! Главное, ты стала жертвой афериста! Ты же понимаешь, что этот мужчина тобой хотел воспользоваться?! Чтоб ты ему квартиру отписала!

Леночка еще что-то очень эмоционально говорила, но Любовь Денисовна ее не слушала.

Она вдруг почувствовала легкость.

Казалось, стоит только слегка оттолкнуться – и взмоет ввысь. Такое ощущение у нее иногда возникало в детстве, и никогда – с тех пор как стала взрослой, и каждый день жизни превратился в борьбу за существование: потолкаться в очереди, приготовить ужин практически из ничего, проследить, чтобы дети сделали уроки, а тут еще на работе начальство недовольно, и план горит, и соседи сверху затопили… И так – каждый день. Год, две, десять, сорок…

А тут все как рукой сняло!

Легкость. Невесомость. Никаких забот. Вообще никаких! И почему-то хочется смеяться, но как-то глупо это и странно. А потому Любовь Денисовна сдерживалась, не зная, что на лице ее разгладились морщины, а в уголках рта поселилась улыбка женщины, у которой все лучше, чем у всех. Которая уверена в себе и точно знает, что сегодня, завтра и послезавтра с ней все будет хорошо, а то и отлично. И – главное! – пропал куда-то тот тягучий страх, который не давал ей покоя со дня свадьбы, с того момента, как ей на грудь положили новорожденного первенца-сына…

И даже печальные дела дочери в Литве ее больше не заботили. Любовь Денисовна ведь точно знала, что у Леночки все в порядке, что та просто по привычке (такой уж у нее характер) говорит, что все плохо и с каждым днем хуже. И внучка в Англии тоже прекрасно себя чувствует. Девчонка как раз недавно показывала по скайпу своего парня – бойфрендом его назвала – из местных, положительный такой молодой человек, глаза ярко-голубые… Внучка, похоже, собралась за границей обосноваться. И правильно, подумала Любовь Денисовна. Хоть поживет нормально. А то у нас то война, то голод, то продразверстка с перестройкой… Так что за внучку тоже причин переживать нет. Сын? Все у него хорошо. Прислал на прошлой неделе фото, где он с депутатом Госдумы в обнимку. И раз ему даже радиация в подлодке не навредила, то причин для беспокойства тоже нет.

Свободна, поняла Любовь Денисовна, я теперь свободна. Могу пожить для себя. Только для себя. И могу делать то, что хочу!..

Она заметила соседку Марию, которая прогуливалась невдалеке, с явным интересом наблюдая за слетом родственников.

– Вы тут орите друг на друга, сколько хотите, – заявила Любовь Денисовна тоном, не терпящим возражений. – А я пойду с подругой пообщаюсь.

Слыша за спиной у себя взаимные угрозы вызвать полицию, Любовь Денисовна приблизилась к соседке:

– Мария, разрешите присоединиться? Вы, помнится, приглашали на прогулку…

– С радостью! Кстати, Любочка, а вы слышали про роман нашего Вадима с одной юной особой с кухни?

– Это что – сплетня?

– Самая натуральная!

Любовь Денисовна хмыкнула. Определенно ее жизнь менялась к лучшему. И с каждой секундой ей все больше нравилось в пансионате.

 

Комментарии:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *